ТВОРЧЕСКОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ

Журнал Отечественные записки Радио Романс Всероссийское общественное движение Слово о Войне Сеня Сон пианист-виртуоз

«Любить Отечество велит природа, Бог; А знать его, - вот честь, достоинство и долг»

«Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития» 

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин

О журнале

Содержание номера . . . смотреть


Некоторые материалы номера

От редакции
         
          Редакция «Отечественных записок» взялась за ответственное и нелегкое дело возрождения одного из лучших и популярнейших журналов XIX века, на публикациях которого воспитывались многие поколения читателей. На страницах журнала печатались произведения классиков русской литературы: Л. Н. Толстого, Ф. М. Достоевского, И. С. Тургенева, Н. А. Некрасова, М. Е. Салтыкова-Щедрина и других писателей. В формировании политики журнала принимали участие ведущие литературные критики той эпохи, такие как В. Г. Белинский, А. М. Скабичевский.
          Авторитет «Отечественных записок» обязывает нас всемерно способствовать просвещению наших современников. Это является актуальной задачей нового журнала. Ведь сравнительно недавно с субъективного неприятия Карлом Марксом славяно-русского мира нас считали варварами. Эта точка зрения повлияла и на молодого В. И. Ленина, просуществовав довольно долго.
          Традиции общественно-политического и литературно-художественного журнала-ежемесячника «Отечественные записки» восходят ещё к Екатерининской эпохе. Не пора ли вспомнить о традициях отечественной демократической журналистики? . . . 

Свиньин Павел Петрович
Предисловие к первому номеру «Отечественных записок» 1818 года
         
          Путешествие по чужим краям с некоторою наблюдательностью, сверх многих других преимуществ, полезно для Русского всего более тем, что, по самому легчайшему сравнению своего Отечества с другими Государствами, во многом нравственном он должен будет отдать справедливость первому, и если пагубное иностранное воспитание, стремящееся в нас охладить любовь и уважение ко всему Русскому, и сделало его, по несчастию, пристрастным к чужеземному, то почтение, отдаваемое во всех краях света имени Русского,
уважение, выгоды и ласки, оказываемые ему единственно за счастие быть
Русским (мне случалось встречать даже в Америке иностранцев, принимающих для кредиту или для спекуляций имя Русского), невольным образом возгоржают его, заставляют полюбить своё отечество и изучить, откуда происходят cие равнодушие, сия скромность соотечественников его
к достоинству своему, что, напротив, причиною почтения иностранцев? …
Он с негодованием увидит, что пренебрежение природного языка, незнание своего Отечества есть начало неуважения нашего к самим себе; он откроет историю Русскую древнюю и новую — и познает, что имеет счастие принадлежать народу великому, добродетельному, великодушному. . .


«У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!» (Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин)

Тарковский Михаил Александрович
«Замороженное время»

          Гошка Потеряев ехал на Новый год домой из тайги на «буране». На нём была собачья шапка, суконная куртка-азям, суконные портки, надетые навыпуск на кожаные бродни с исцарапанными головками. Лыжи лежали поставленные на ребро вдоль сиденья на подножках, на правой — камусный конец был вечно подожжён о глушитель. Ехал сначала хребтом, потом спускался к реке по косогорам, ручьям, привстав на одно колено, елозя по промятому сиденью, вертясь до треска в пахах, весом крупного тела помогая сохранять пляшущему «бурану» устойчивость. Съехав на реку, взрыл снег ногой, проверив «наводу», и помчался дальше. Сзади болталась нарточка, свирепо провонявшая выхлопом, облепленная снежной пылью. Останавливался подождать собак или посмотреть дорогу, оставляя «буран» молотить на холостых, шёл вперёд, в подозрительном месте разгребая снег броднем. Грел руки под вентилятором. Стоял — усы в сосульках, борода шершаво белоснежная, блестящие серые глаза откуда-то из глубины белых ресниц живо, тепло блестят, кожа красная, на щёках белые волоски, собачья шапка заиндевелая, пахнет распаренной псятиной. На ремне за спиной проволочная скобка, в ней топорик. Через плечо тозовка стволом вниз. Под стеклом запасные рукавицы . . .

Коляда Николай Владимирович
«Овца божья»

Пьеса в одном действии. (Первая публикация)

          Действующие лица:
          БАБКА МОРОЗИХА — 75 лет
          АГЛАЯ, её дочь — 45 лет
          МИХАИЛ — 45 лет
          В деревенском доме бабки Морозихи, наши дни.
          Деревенский дом в две комнаты. Здесь живёт тётя Валя Морозова, которую все в деревне зовут бабка Морозиха. Как-то всё сильно, будто нарочно, сделано по-старому, по-старинному, чересчур по-русски, будто в музее. Русская печь, стол с клеёнкой, лавка у печи. Полати над входной дверью задёрнуты красивыми шторками в сине-голубой цветочек. Лавка у печки, крепкий стол с яркой клеёнкой у окна, а на окне герань цветёт и ещё — лоснится листьями алоэ. Русская печь на заслонке, у печи стоят пузатые горшки-чугунки, там ещё есть стул, а на нём большая кастрюля с водой, прикрытая крышкой. Шкафчик с посудой.
Во второй комнате два окна и тоже на окнах цветы. Ещё там кровать высокая стоит с периной и подушками, у кровати коврик с оленями, мирно пасущимися на траве где-то в красивой стране. Тут ещё одна печка, круглая, «груба» называется или «голландка», покрашенная серебрянкой — светлая печка. У кровати табуретка, на ней кружка с водой и таблетки. Шифоньер стоит с зеркалом. Между окнами, на которых белые выстроченные занавески, стоит трюмо с вазочкой, в ней три пластмассовых розы. В уголки трюмо воткнуты открытки. Половики во всех комнатах домотканые. . .

Беркутов Андрей
«Довольно». Литературный ужин

          Действующие лица:
          ИВАН СЕРГЕЕВИЧ ТУРГЕНЕВ
          КОНСТАНТИН СЕРГЕЕВИЧ АКСАКОВ
          ПОЛИНА ВИАРДО

          Гостиная в доме Тургенева. Шторы на окнах закрыты. В левом углу рояль. В самом углу напольные часы. Между окнами, выходящими на Остоженку, — высокое зеркало. На консоли перед зеркалом часы золочёной бронзы. Двери справа в соседнюю залу закрыты. На стенах портреты в золочёных рамах. В правом углу столик и консоль с канделябром. На столике книги, газеты, журналы. У правой стены диван и накрытый для чаепития стол с самоваром. У левой стены шахматы. Несколько стульев красного дерева.
          Аксаков в русском костюме.
          ТУРГЕНЕВ (во время ужина, прислуге, в соседней зале). Позволь мне стакан воды!
          АКСАКОВ (заходит в гостиную из соседней залы, оставляя двери открытыми). Во времена Петровского переворота, когда в России тяжёлый труд самобытного дела стал заменяться лёгким и весёлым трудом подражания, тогда и литература возникла у нас на тех же условиях, то есть на покорном перенесении на русскую почву, без вопроса и критики, иностранной литературной деятельности. Дело это, хотя и не вполне, удалось, и от самостоятельности в России отказались, впрочем, только верхние классы. У них-то явилась и новая наша литература. . . 

Личутин Владимир Владимирович
ПОЖАР В МАСТЕРСКОЙ ХУДОЖНИКА
Отрывок из романа «В ожидании Бога», написанного к 100-летию
убийства царской семьи

          Скажете, де, пьяному море по колено... Э-э-э, братцы мои, — тут всё от натуры, куда поведёт она, за нею и сам Господь следом. Спаситель-то наш не дурак, когда внушал своим апостолам: «Не говорю не пей, но говорю — не упивайся. Ибо вино — это кровь Христова». Вот и вразумляй! Хотя и Сам-то был не прочь приложиться к сикеру, и апостолов угащивал, когда на рыбных-то ловах приустанут за день, измозгнут на ветру, и лица от палящего солнца и ветра забукосеют, превратятся в коросту, а глаза приослепнут, затвердеют, как волдыри. Николай неторопливо стаскал всё в груд; тут был портрет Нонны Мордюковой без головы, одна уступистая грудь; и царь Николай Романов с выколотыми глазами и дыркой во лбу, словно бы кто сделал русскому императору контрольный выстрел; и отец Александр с порванной щекой и без уха; и замурзанное сажей усталое лицо Льва Гумилёва; и угрюмо-задумчивый образ Вадима Кожинова с разбитыми очками, орошенное кровью; от математика Игоря Шафаревича остались только руки и розовая рубаха… Много тут было русских людей, и все они от Михаила Лобанова до полковника Солуянова, героя афганской войны, укладывались в общее погребение национальной славы без домовинок и поминок, без прощальных речей и почестей, которое скоро уйдёт из памяти, если поклончивые люди не переймут память на себя. Хотя они, слава Богу, ещё живы и не помышляют о смерти…
          А в это время автор пантеона Горыня Алмазов изгонял из себя отчаяние в психлечебнице им. Ганнушкина на Белой Горе. . .

Волков Владимир Алексеевич
Земский староста КУЗЬМА МИНИН и князь-воевода ДМИТРИЙ МИХАЙЛОВИЧ ПОЖАРСКИЙ
                  
          Спасителями Отечества и великими нашими согражданами заслуженно считаются герои Смутного времени Кузьма Минин и Дмитрий Михайлович Пожарский. В 1818 году в Москве на Красной площади перед Верхними торговыми рядами установили памятник этим двум великим гражданам России. Авторами памятника стали скульптор И. П. Мартос, литейщик В. Екимов и каменотес С. Суханов.
          Нижегородский земский староста Минин Кузьма Минич (?—1616) прославился как организатор и один из руководителей Второго земского ополчения, «очистившего» Московское государство от польско-литовских войск. Очень точную характеристику дал ему автор Пискаревского летописца, написавший о Минине: «...торговой человек от простых людей… смышлен и язычен (то есть красноречив, убедителен. —прим. автора В.В.)». Его отец Мина Анкудинов владел соляными варницами в Балахне, небольшом городе на Волге в окрестностях Нижнего Новгорода. Вместе с отцом и братьями Кузьма Минич был совладельцем соляного промысла. В начале XVII века он завел лавку в Нижнем Новгороде и занялся мясной торговлей. В 1608—1610 годах в составе местного городского ополчения Минин участвовал в боях со сторонниками Лжедмитрия II. В ходе этих столкновений нижегородцам удалось разбить тушинцев и очистить от них окрестности Нижнего Новгорода. Однако обстановка в стране продолжала оставаться тревожной, полякам удалось занять западные уезды Русского государства и захватить Москву.
После гибели воеводы Прокопия Петровича Ляпунова, возглавившего в начале 1611 года первый освободительный поход на Москву . . . 

Лекух Дмитрий Валерьевич
ИСТОРИЧЕСКИ ОБОСНОВАННОЕ РАЗВИТИЕ
О неизбежном экономическом выборе России

          Есть такой бородатый анекдот: какой механизм русским только ни доверь придумать, всё равно получается автомат Калашникова. Анекдот, конечно, немного обидный, но надо всё же признать, что некоторая доля истины в нем, безусловно, есть. На эту тему, наверное, и имеет смысл сегодня порассуждать. Но сначала одна забавная историческая байка, на тему того, как мы мало знаем об экономическом аспекте истории нашей с вами страны. В далеких тридцатых годах прошлого века великий русский советский путешественник Георгий Алексеевич Ушаков, ученик В. К. Арсеньева, искренний большевик и, по некоторым слухам, «любимец Сталина», отважился на едва ли не самую знаменитую и значимую в ХХ веке «географическую авантюру», по сути, вместе с не менее знаменитым геологом Н. Н. Урванцевым заново переоткрыв Северную Землю (до 1926 года Землю Императора Николая II). Ту самую, романтизированную в, наверное, лучшем образце советской беллетристики: романе Вениамина Каверина «Два капитана». Так вот, подробно архипелаг Северная Земля был исследован в 1930-х годах именно экспедицией Георгия Ушакова, в состав которой вошли . . . 


«С давних времён было предчувствие, что Россия предназначена к чему-то великому, что Россия - особенная страна, не похожая ни на какую страну мира?» (Николай Александрович Бердяев)

Кирсанов Александр Иванович
НЕМЕЦКАЯ СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА: 1918—1941 годы
К 100-летию образования автономии немцев Поволжья

          В 1918 году зародилась одна из самых необычных автономий в истории России. 19 октября была образована первая в РСФСР автономная область немцев Поволжья (её также называли «Трудовая коммуна области немцев Поволжья»), из которой к 1923 году вырастет целая республика. Эта Автономная ССР прекратит своё существование 28 августа 1941 года, и практически всё её население будет депортировано в Сибирь и Казахстан.
          Затея сродни афере
           255 лет тому назад российская императрица Екатерина II решилась на необычный шаг. «Мы, ведая пространство земель нашей империи, между прочаго усматриваем наивыгоднейших к населению и обитанию рода человеческаго полезнейших мест, до сего времени еще праздно остающихся, немалое число… всем иностранным дозволяем в империю нашу въезжать и селиться…» — гласил её Манифест от 22 июля 1763 года.  Что же побудило к этому?
Поволжье было включено в состав Русского (Московского) государства в XVI веке, и началось . . . 

Любимов Борис Николаевич, Пешкова Виктория Евгеньевна
«Я не актера зрю, а бытия черты»

          2019 год объявлен в России Годом театра. Русский психологический театр — наше национальное достояние, явление во всём мире признанное уникальным, переживает сейчас не самые благополучные времена. Дискуссии о том, насколько он современен, стоит ли его сохранить хотя бы в качестве «музейного экспоната» и нужен ли он вообще, разгораются с новой силой после каждой спорной премьеры или очередного громкого околотеатрального скандала. О том, что на самом деле кроется за этой полемикой и какое будущее его ожидает, беседуют театральный критик, руководитель отдела театра журнала «Отечественные записки» Виктория Пешкова и ректор Высшего театрального училища (института) им. М.С. Щепкина при Малом театре, заместитель художественного руководителя ГАМТ, профессор Борис Николаевич Любимов.
          Виктория Пешкова: Борис Николаевич, давайте для начала определимся с предметом разговора: что это такое — русский психологический театр.
          Борис Любимов: Предлагаю идти от обратного. Какие есть варианты? . . .

Панюков Дмитрий Владимирович
РАСПРЕДЕЛЕННАЯ КООПЕРАТИВНАЯ ЭКОНОМИКА: РУССКИЙ АСПЕКТ

          В сети становится популярной теория о виртуальности нашего мира — дескать, мы живём в компьютерной игре: где есть «игроки», там реальность отрисовывается максимально подробно, а где никого, там «картинка» не обрабатывается. А зачем? Смотреть-то некому.
Не станем обсуждать столь смелую гипотезу, но мысль о бессмысленности существования пространства без человека достойна быть замеченной. Мы гордимся, что занимаем 1/6 часть суши. Но беда, что именно занимаем. Не развиваем, не осваиваем. Потому и начинаем освобождать, сжимаясь к столичным регионам. Отступаем под натиском собственной недальновидности и следования мировым тенденциям. Но тенденции эти не столь самоочевидны, как может показаться. Только два примера.
1) Считается, что глобализация — объективный процесс эволюции системы международных отношений. Однако нам ничего не известно о политике регионализма и процессах регионализации, определяющих современное устройство Евросоюза. Кто знает об Ассамблее европейских регионов, Комитете регионов, инициативе INTERREG? . . . 

Паустовский Константин Георгиевич 
ЧУГУННАЯ РУКА
НЕИЗДАННОЕ

          Маяковский лежал на низком помосте в зале Дома писателей.
          Дом этот стоял в глубине двора, в зарослях сирени. Говорили, что этот старый особняк Толстой описал в «Войне и мире» как дом Ростовых.
Окна в зале были открыты. Манерную статую Венеры Медицейской в вестибюле закрыли чёрным покрывалом. Из-под него виднелось её мраморное холодное колено.
          Маяковский лежал на помосте в гробу, будто в каменном саркофаге, — тяжёлый, большой, не переставший думать. Лежал ногами к входу и к людям, толпившимся около гроба. Поэтому прежде всего были видны его прочные ботинки с медными подковками на каблуках. Подковки блестели в луче солнца и были сильно стёрты.
          Поэт ходил по земле широко и немного небрежно. Медь быстро стиралась от такой ходьбы.  Должно быть, у многих появилась тогда мысль, что эти грошовые подковки . . . 

Житенёв Сергей Юрьевич
РОССИЯ В СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ:
История и перспективы развития Русской Палестины

          Цивилизационное присутствие России в Святой Земле, в самом сердце христианского мира, началось в середине XIX века, однако имело к этому времени тысячелетнюю историю русского православного паломничества к Гробу Господню, расположенному, как известно, в Святом Граде Иерусалиме. Создание Русской Палестины стало первым крупным международным гуманитарным проектом
          России за рубежом. Этот уникальный российский международный проект как идея родился ещё в самом начале XIX века, отражая объективную потребность и необходимость оказания помощи русским паломникам, прибывавшим в Святую Землю для поклонения святыням Вселенского Православия. Однако в тот исторический период Россия не смогла реализовать эту идею по многим причинам. При этом необходимо отметить, что в 30–406е годы XIX века ведущие государства Европы, преследуя свои колониальные устремления, стали усиливать своё присутствие в Палестине, прикрывая свои геополитические интересы религиозной мотивацией.
          Российская империя в этих условиях, защищая и поддерживая Православные Церкви на Ближнем Востоке, а также отстаивая . . . 

          Скворцов Константин Васильевич
          Избранные стихи

          * * *
Золотой зверобой,
и горячее поле душицы,
И обвивший смородину сказочный алый цветок,
И родник под скалой,
тот, который доныне мне снится,
И сиреневый полог тумана вдали от дорог.
Я мальчишкою знал:
ты должна здесь вот-вот появиться,
Вся из солнца и трав,
из ручьев, от рассвета хмельных.
Побелели виски.
Замолчали в отчаяньи птицы.
Я оставил тебя,
как венок из цветов полевых.

Я готов был припасть
к первой встречной зелёной травинке, . . .


«Когда переведутся донкихоты, пускай закроется книга Истории. В ней нечего будет читать»   (Иван Сергеевич Тургенев)

Осталось несколько экземпляров

272 стр. 

От редакции

Из истории журнала
П.П. Свиньин. Предисловие к первому номеру журнала 1818 года.
В.Г. Белинский. Русская литература в 1840 году.
Н.П. Емельянов. Из истории «Отечественных записок».

Художественная словесность
В.Ф. Раевский. «Песнь воинов перед сраженьем». Стихи.
К.К. Романов. «Молитва», «О, если б совесть уберечь», «Великой княгине Елизавете Фёдоровне», «Колокола», «Осташево». Стихи.
В.В. Личутин. Пожар в мастерской художника.
М.А. Тарковский. Замороженное время.
Н.В. Коляда. Овца божья. Пьеса в одном действии. Первая публикация.
Андрей Беркутов. Сценарий спектакля «И. Тургенев, К. Аксаков. Довольно. Литературный ужин».
В.А. Костров. «Что может знать чужак о полной русской воле?» Стихи.
О.В. Синюк. «Не верить снам, в секундах видеть вечность...» Стихи.
К.В. Скворцов. «Золотой зверобой, и горячее поле душицы...» Стихи.

История в истории
Юбилеи
В.Л. Коровин. О стихотворениях И.С. Тургенева и его дебюте в «Отечественных записках».
И.С. Тургенев. «Старый помещик».
О.В. Никитин. Ф.И. Буслаев как автор «Отечественных записок».

Великие историки России
С.В. Перевезенцев. «Совершенный философ».
Т.А. Егерева. Н.М. Карамзин как историк: «Старина для меня всего любезнее».

Мемории
В.А. Волков. Земский староста Кузьма Минин и князь-воевода Дмитрий Михайлович Пожарский.
А.И. Кирсанов. Немецкая Советская республика: 1918—1941 годы. К 100-летию образования автономии немцев Поволжья.

Русская Палестина
С.Ю. Житенёв. Россия в Святой Земле: история и перспективы развития Русской Палестины.

Русский язык и культура речи
Л.П. Жуковская. Что читали на Руси в XI—XII веках.
Древнейшие сборники для чтения.

Искусства
Б.Н. Любимов, В.Е. Пешкова. «Я не актёра зрю, а бытия черты».

Социально-экономическая и политическая мысль
В.А. Толстов. Он видел рождение нового сыра.
Д.В. Лекух. Исторически обоснованное развитие. О неизбежном экономическом выборе России.
Д.В. Панюков. Распределённая кооперативная экономика: русский аспект.

Из неизданного
К.Г. Паустовский. Медные подковки.
К.Г. Паустовский. Чугунная рука.
Комментарий коллектива авторов-сотрудников Музея К.Г. Паустовского.

Содержание всех номеров

До празднования 205-летия «Отечественных записок» осталось

Поделитесь этой страницей с друзьями!